ЧУДЕСА СЛУЧАЮТСЯ

Дальше события развивались стремительно. В мае 1716 года Джон Л о получил патент на открытие акционерного банка с правом выпуска бумажных ассигнаций. Банкноты постепенно стали заменять прежние деньги, но при этом по первому требованию в банке, а также в его филиалах во всех крупных городах взамен них выдавали золотые или серебряные монеты по их реальной стоимости на дату выпуска. При тогдашнем росте цен это само по себе было выгодно как для торговцев, так и для покупателей. Неудивительно, что банкноты становились все популярнее — такая валюта оказалась тверже монет.

Экономическое чудо, которое финансист обещал регенту, становилось реальностью: оживились торговля и строительство, стали исправнее поступать налоги. В декабре 1718 года банк Джона Л о был преобразован в Королевский, а он сам назначен генеральным контролером финансов или, говоря современным языком, министром финансов Франции.

Следующий шаг, где помощницей стала все та же фа-финя де Парабер, — основание Индской компании. Акции и без того раскупались хорошо, а после того, как компании поручили разработку якобы гигантских месторождений золота в Луизиане в Северной Америке, спрос стал ажиотажным.

Ло сам подофевал его: возле своего дома построил несколько павильонов, где шла торговля акциями. Там днем и вечером ифап оркестр, проводились развлекательные мероприятия — это был праздник, на который спешили не только парижане, но и жители других городов. Стоимость одной акции возросла с 5 до 25 тысяч ливров. Это был первый прообраз фондовой биржи.

ДОРОГАЯ ПАНИКА

По настоянию регента Ло выпускал все больше акций, и жаждавших их купить по-прежнему было в достатке. Но проблема заключалась в том, что наличности на покупку у населения в стране попросту не хватало. И тогда включали печатный станок, вбрасывая на рынок все новые банкноты. По сути, это стало началом первой в истории бумажных денег инфляции.

А тут еще зимой 1719 года из Луизианы просочились слухи, что с оценкой золотых запасов явно ошиблись и на огромные барыши рассчитывать не приходится. Первый не растерялся член регентского совета принц Конде: он предъявил Королевскому банку свои банкноты на 60 миллионов ливров и на трех каретах увез золотые и серебряные монеты. Не осталась внакладе и графиня де Парабер. Это послужило сигналом к панике: акции обесценились вдвое, а затем опустились еще ниже.

Ло должен был признать: бумажные деньги на 3 миллиарда обеспечивались монетной наличностью лишь на 700 миллионов. 27 мая 1720 года Королевский банк прекратил обмен банкнот на монеты, а в августе был признан банкротом. Несмотря на то, что Ло вложил свои 1,6 миллиона золотом для снятия финансового напряжения, собравшаяся под окнами его дома толпа требовала повесить виновника своих потерь. Ему чудом удалось выбраться и укрыться в резиденции регента — дворце Пале-Рояль.

В январе 1721 года Джон Ло бежал из Парижа в Геную, где спустя два года получил известие о кончине Филиппа II Орлеанского. Спасибо Людовику XV. который не стал ни в чем обвинять бывшего главного финансиста Франции и даже назначил ему пенсию в 12 тысяч ливров в год. Некогда один из самых богатых людей мира до конца своих дней жил очень скромно. Он умер в 1729 году в Венеции от воспаления легких за месяц до своего 58-летия.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>